СТИХИ
НИКОЛАЯ ШАТРОВА

* * *
Не страшно ничего! Смешно,
Что птицам сыплется пшено,
А человека кормят горем...
Что женщины на каблуках,
А ангелы на облаках
И не спускаются в укор им.
Мне жалко девушек земных
И юношей немолодых,
Идущих к ночи вечерами...
Мне жалко гибнущих детей,
Мне жалко нищих голубей,
Мне жалко гаснущее пламя.

И для чего писать стихи,
И для чего считать грехи,
Когда Земля забыла Бога!
Когда никто не носит крест,
Когда растлители невест
Стоят у самого порога!?
Я верю, верю — Боже мой!
Ты жизнь, Ты — свет, Ты — путь прямой,
А если нет Тебя — не надо
Ни этих звёзд, ни этих слёз...
О, если не воскрес Христос,
То солнце — крематорий ада!

12.2.61

ПАМЯТИ
АННЫ АХМАТОВОЙ

Она завещала себя отпевать
В соборе Николы Морского.
Настала пора на земле открывать
Нетленное русское слово.
Но, может быть, это — иллюзия чувств,
И смерти, как есть, не бывает;
И я за другими вослед научусь
Спасаться, когда убивают.
На гроб не смотрите: земная ладья
Отыщет маршрут возвращенья.
Не я — моё тело, тут нет бытия;

К усопшему нет обращенья.
Куритесь, кадила, ведь служба идёт
Бессменно, века за веками,
Сливая людей — в человеческий род,
Все свечи — в единое пламя.
Одно только важно увидевшим свет:
Его не забыть до кончины,
Стремиться не к звёздам,
            не к солнцам планет,
                    А к Бога воскресшему Сыну.

1967

БАЛЛАДА УЛИЦЫ

Вечереет. Загудело радио
Во дворе, — вернее, радиола.
Ветром танца — спереди и сзади он
Раздувает девичьи подолы.
А при них, одетые по-летнему
Пареньки с развинченной походкой.
Пахнет потом, семечками, сплетнями,
Табаком, селедкою и водкой...
То плывут шульженковской голубкою,
То летят молдаванеску резким...
Лишь луна недвижна — льдинка хрупкая,
Танцевать ей незачем и не с кем.
С девственным презрением глядит она
В ломких целомудрия оковах,
Как сопят блаженно-невоспитанно
Нянюшки в объятьях участковых...
Из окошка женский крик доносится.
Сыплются тарелки, чашки, блюдца...
Там кому-то дали в переносицу,
Там поют — там плачут — там смеются...
Вы с сестрой попреками напичканы,
А куда прикажете деваться?
Молодость уходит с электричками —
18, 19, 20...
Говорят, «дороги вам открытые»
«Все дано», «Учитесь не ленитесь».
Но одна тоскует Аэлитою,
А другая спит и видит ГИТИС.
Но до Марса дальше, чем до полюса,
В институте ж столько заявлений...
А когда-то ты бродила по лесу
До зари в каком-то ослепленьи.
Все казалось счастьем — и глаза его,
Упоенные ее любовью,
И рассвета огненное зарево,
И оранжевые пятна крови...
А теперь укладываешь локоны
И с сестрой хихикаешь про встречи...
Хорошо, что не читали Блока вы,
Девушки, сгоревшие как свечи.
О, поверьте! Это все отплатится,
Каждая слезинка отольется;
И тайком застиранное платьице,
И ребеночек на дне колодца...
Будет день и вы пред Богом станете —
Те, кто мучился, и те, кто мучил.
И он скажет: «Всех держу я в памяти,
Берегу для доли неминучей...
Душно мне от ваших скудных повестей,
Давшему земное изобилье.
Отвечайте, души, мне по совести,
Для чего вы жили и любили?!»

11.6.54

НЕОКОНЧЕННЫЙ СОНЕТ
В ЗАЩИТУ СТАРЫХ МАСТЕРОВ

Не трогай вечных строк,
                      имей почтенье к мертвым,
Над болью бедных рифм вотще не зубоскаль.
Да, пусть «любовь» и «кровь» — словам уже затертым
Принадлежит земли кремнистая печаль.

Ты, обреченный дням, турбинам и ретортам,
Постигший новых форм
                      расплавленную сталь, —
И ты, и ты в свой час останешься за бортом.
Кому-то и тебя когда-то будет жаль...

Дай Бог тебе не знать ни славы, ни забвенья,
Быть верным до конца призванью своему,
И не сказать себе, встречая свет и тьму, —
Что жил как некий спрут, высасывал мгновенья.

ДЕТИ

Зачатые на ложе брачной ночи
Супругами, смыкающими очи,
Стыдящимися солнца наслажденья,
Мы слепнем для любви с того мгновенья.
Вот первородный грех; иного нет:
Священно все, что нам дарует свет.

До самого конца прозрачны будем
И ангелам, и воплощенным людям!..

Живое чисто, смерть питает грязью
И образ, и любое безобразье.
Потухшее, протухшее, суть тьма.
Порок есть помрачение ума.
Невинно только сладострастья пламя.
Зачни дитя с открытыми глазами.


БИОГРАФИЧЕСКАЯ СПРАВКА

Николай Шатров родился в 1929 году в Москве, в семье врача-гомеопата и актрисы.

В 1941 году был эвакуирован с матерью в Семипалатинск (Казахстан). Закончив школу поступил в Семипалатинский Педагогический институт на отделение русского языка и литературы. Образование не завершил — женившись, уехал на Урал, а затем перебрался в Москву, где учился в Литературном институте, который также не закончил.

При жизни практически не публиковался, хотя его стихи высоко ценили Б. Пастернак, П. Антокольский, И. Эренбург, о. А.Мень — его духовник, отпевавший его после кончины в 1977 году от инсульта.

После смерти вышло несколько книг Николая Шатрова.


ПАМЯТИ Н. ШАТРОВА

Брильянту реноме не нужно.
Стихи останутся — сиять,
Незримо, мерно мир окружно
Своею силой изменять.
Стихи духовного окраса…
Жил без признания поэт —
Поэт высокий, экстракласса,
Поэт, поставивший на свет.

Свет выше хлеба, зрелищ, мяса…

Александр Балтин

2013

на главную страницу