СТИХИ
АРКАДИЯ КУТИЛОВА

Аркадий Кутилов

* * *
А в детстве все до мелочей
полно значения и смысла:
и белый свет, и тьма ночей,
крыло, весло и коромысло…

И чешуя пятнистых щук,
цыпленок, коршуном убитый,
и крик совы, и майский жук,
и луг, литовкою побритый.

Как в кровь — молекула вина,
как в чуткий мозг — стихотворенье,
как в ночь июльскую — луна, —
в сознанье входит точка зренья.

ВАРВАР

Идет полями и лесами,
идет ромашковым ковром —
мужик с невинными глазами,
с фамильным тонким топором

Душа в лирической истоме,
в мазутной неге сапоги…
Под ним земля тихонько стонет,
пред ним дрожат березняки.

Он понимает птичьи вопли,
он любит беличью возню...
Он колья, жерди и оглобли
считает прямо на корню.

Легко живет топорным счастьем,
листает весело рубли.
Трудолюбив, хороший мастер, —
и тем опасней для земли!

ОНИ БЕСКРЫЛЫ

Боготворю их, солнечных и милых,
люблю сиянье знойное зрачков...
Они бескрылы, но имеют силы
нас окрылять, бескрылых мужиков!

Границы платьев берегут их прочно…
Я, нарушитель ситцевых границ, —
они бескрылы — видел это точно!
А, впрочем, кто их знает, этих птиц…

ВКЛАДЫШ К МОЕЙ
ТРУДОВОЙ КНИЖКЕ

Вот я умру, и вдруг оно заплачет,
шальное племя пьяниц и бродяг...
...Я был попом, — а это что-то значит!
Я был комсоргом, — тоже не пустяк!

Я был мастак с багром носиться в дыме.
Я с топором вгрызался в синий бор.
Я был рыбак, и где-то на Витиме
мой царь-таймень не пойман до сих пор.

Я был художник фирмы "Тети-мети".
Я под Смоленском пас чужих коров.
Я был корреспондентом в райгазете
и свел в могилу двух редакторов.

Учил детей и им читал по книжке,
как стать вождем, диктатором Земли…
И через год чудесные мальчишки
мою квартиру весело сожгли!

Я был завклубом в маленьком поселке.
Поставил драму «Адский карнавал»...
И мой герой, со сцены, из двустволки,
убил парторга. В зале. Наповал.

Бродягой был и укрывался небом.
Банкротом был — не смог себя убить...
Я был… был… был... И кем я только не 6ыл!
Самим собой?.. А как им надо быть?..

* * *
Деревня — родина в сто домов,
в сто дымов,
в пятьдесят бород и седых голов,
в триста косынок и картузов,
в пятьсот пар озорных глаз...
Может, кто родился и в этот час?..

Околица-частоколица,
за околицей — озерцо...
Рыбак на кувшинку молится,
а может, на свое лицо.

У стога
протезы стоят без дел.
Дед Кутилов спит и во сне вспотел.

Наверно, атака —
в стотысячный раз.
В мозг ударяет железный лязг.

Танки!.. Гранату — дальше...
Секунда — и грянул гром...
Да нет, — то Кутилов-младший
в колодце гремит ведром.

...Сапсан летит
по сапсаньим делам,
по отаве шляется конь-булан...

Мир праху дня,
прошедшего дня!
Звезда зеленая, усыпи меня.

* * *
Я ростом был в полчеловека...
Стоял во тьме, осилив страх...
Два бородатых печенега
ругались ласково в кустах.

В ночи таинственно дрожало
две бороды и два огня...

...Она лежала,
тихо ржала,
она рожала
мне коня.

* * *
Шли великаны
по росному лугу.
Шапки, играя,
бросали друг другу.
Падали шапки,
в тумане терялись,
шли великаны
и громко смеялись.
Скрылись в заре
молодцы-великаны...
Шапки в тумане
торчали стогами.

* * *
Жизнь моя, поэзия, подруга...
Я в стихах тонул, горел и мерз...
Очи мне не выклевала вьюга,
хоть прошел под вьюгой много верст.

Скажут: поза? Да, возможно, поза...
Жизнь — она из поз и прочих крох.
Пусть сгниет раздавленная роза,
а в гнилье взойдет чертополох!

Я не жду бессмертья ни минутки,
мне дороже — пальцы на струне,
чтоб рядком сидели проститутки,
весело болтая обо мне.


ПАМЯТИ АРКАДИЯ КУТИЛОВА

Срываться в бездну пьянства, чтоб
Жизнь расцвела потом стихами —
Насколько страшно? О, ещё б!
Но пишет — дружит с небесами.
Кутилов вдоль домов идёт,
Шатается — как водка, пьяный.
Он упадёт, он пропадёт,
Талантливый и окаянный.
Сам вечно заострён, как боль,
Какую ношу нёс всечасно?
Пусть бытовая жизнь, как ноль —
Стихи его звучат прекрасно.
Как гроздь прозрений уяснить?
Лишь через призму алкоголя.
И, умерев, остался жить
В стихах — в горячих сгустках боли.

Александр Балтин

2013

Страница Википедии, посвященная А.В.Кутилову

на главную страницу